Cutty~~Sark
После игры и короля и пешку кладут в одну коробку


Алых лент переплетение бездна грехов. Опьяненные похотью,извивающиеся в экстазе тела. Стоны наслаждения и боли смешиваются краскамидьявольской палитры. Изобилие низменных удовольствий для жаждущей звериногонасыщения плоти. Разлагающиеся чувства, излучающие тонкий приторно-сладкийзапах гниющей души. О да! Там Он был богом. Богом в кишащей грехами преисподне.Он умел чувствовать всю прелесть отравленного воздуха. Когда за окном на черномполотне неба зажигались звезды, не было для Него ничего более прекрасного, чем,сидя в мягком кожаном кресле, спокойно наблюдать, как в тонком хрустальномбокале плещется рубиновый яд. Сигаретный дым серебряными кольцами обвивалсявокруг пальцев, а на белых губах, как всегда, наигранно-презрительная улыбка. Вкармане давно сломанные наручные часы, чьи стрелки навечно остановились в тутраурную секунду, когда в его жизни начался обратный отсчет. Хотяидеально-фарфоровую кожу еще не тронули морщины и разум оставался предельноясен, он уже чувствовал себя глубоким стариком, который многое повидал в жизни,без желаний, без стремлений познать что-то еще, доживал отведенный срок. Исовсем не боялся смерти
Нещадно палящие лучи июльского солнца, казалось, раскалиливоздух до предела, было тяжело дышать: словно огонь обжигал легкие. И хотя окнобыло распахнуто настежь, в комнату не спешил заглянуть ласковый прохладныйветерок. Творец сидел за столом, от нечего делать выводя на бумагеузоры огрызком зеленого карандаша. Весь вид его выражал неподдельную скуку и ондаже не считал нужным это скрывать. Но знал: нужно ждать. Быть может, ждатьдолго. От этого зависит ни много, ни мало, но пару лет отведенной ему жизни. Нето что бы она была так нужна, нет. Но если есть возможность получить нечто «запросто так», почему бы ей не воспользоваться? Сколько прошло времени он не знал. На стене не было часов, асолнце, как он успел догадаться, в этом мире за тучи вообще не пряталось.Наконец дверь отворилась. В комнату вошел человек. Ну, не то что бы человек.Если бы дождь умел менять свой облик, если бы осень имела лицо, то они бывыглядели именно так. Творец даже вздрогнул от неожиданности.
Человек подошел к нему и, чуть помедлив, произнес: «Мнеговорили о тебе. Создай для меня Куклу. Из воска, глины или фарфора. Дай ейИмя. Вдохни жизнь. Я исполню любое твое желание. Я не Дьявол лгать мне незачем, услуга за услугу, так сказать,» - он неумело скривил губы в улыбке. «Вконце концов, чего терять, не так ли? Пару недель работы и проси что хочешь:будь то бутылка хорошего вина, будь то смерть или бессмертие».
Творец знал: отказ тот не примет. Поэтому просто кивнулголовой. Это ведь просто работа. И он сделает ее хорошо.
Прошло два дня, а Творец не брался за работу. Все валилось из рук и хотелось лишь только спать. Он пил кофе кружками, но глаза предательски слипались. Это было более чем странно: Творец привык не спать сутками, листая очередную скучную книгу, с непонятным упрямством сажая цветы, которые, в прочем, умирали очень быстро, вероятно, от сигаретного дыма, который с яростью обволакивал каждый листочек. Также Творец любил писать бездарные стихи и сжигать их каждый раз, прикуривая очередную сигарету.
Работа не шла.
***
Сероглазый ангел сидел на ветви дерева, нависшей над водой и болтал ногами, изредка касаясь мутной глади озера кончиками пальцев ног. Осень. Да, он любил осень. Когда-то она прошлась босиком по его душе и щедро одарила серыми красками. Она над ним смеялась он ее любил. На сколько умел. Любовь вообще не слишком в нем прижилась. Создатель бился, как мог, но потом опустил руки. Признав свое поражение, Он дал ему свободу. А что милей свободы? - «Только героин» - подумал про себя ангел и усмехнулся. Осень-осень пошел дождь. Капли стекали по длинным волосам, рисуя на них узоры. Ангел был счастлив. В такие минуты и никогда более. Он наслаждался чудными напевами дождя. Потом неспеша встал, спрыгнул на землю и зашагал в сгустившийся туман по мягкой листве. Неосторожный ворон приглушенно каркнул ему вслед и тут же упал замертво. Нельзя злить ангела осени.
Сегодня он ждал гостей.
Ангел любил гостей. Он вообще очень хорошо относился клюдям. Он просто обожал их многочисленные пороки. С богами же было скучно:слишком безгрешны, слишком умны, слишком напыщены. Ангела это весьмараздражало.
А еще он умел пользоваться человеческой наивностью, чтобыпотренироваться во лжи. Он вводил в заблуждение, предавал: они ведь люди. Ещесам Дьявол рассказывал, помнится, о том, как в молодости они с Создателемделали ставки.
Люди бесполезны. Особенно для ангелов. Единственное, на чтостоит обратить внимание это наркотики. Да, ангел любил героин. Он помогал емуосенними ночами. Он видел в отраве свой рай. Ангел любил героин, пожалуй, дажебольше осени. А она смешно его ревновала. Это было чертовски приятно.
Но тот человек был не похож на других. В его глазах сверкаллед. Он выглядел уставшим, но держался хорошо. Он был очень жесток. Носправедлив. Слегка безумен, но в то же время Ангелу показалось, что мысли тогоздравы и представляют интерес для любого философа.
Ангел умел читать людей, как открытую книгу. Этот же был емуне совсем понятен. Впрочем, он не подал виду: в его руки попала интереснаяигрушка, а ежели так, то почему бы не позабавиться?...

***
Ей никогда не было страшно. Творец был рядом. Всегда. Она небоялась темноты. Творец рассказывал ей сказки о добрых ночных духах, что жили вего мире. Здесь же жили демоны. Так уж повелось: вечная тьма манила ихк себе. Они отлично подходили друг другу.
В комнате всегда горела свеча. Она не давала много света илишь была напоминанием о том, что где-то есть солнце.
Она не видела солнце. Точнее видела, но так давно, чтосовсем его не помнит. Творец говорил, что оно яркое и теплое. Она очень хотелабы взять его в руки: в этом мире шел снег и тонкие пальцы сильно замерзали.Пламя свечи не могло согреть кожу, а дыхание Творца было также очень холодным.Но холод был весьма привычен, хоть и неприятен.
Творец часто плакал. Слезы сами катились по бледным щекам.Иногда он полосовал руки тупым ножом, но порезы не кровоточили, а ранызатягивались за считанные секунды.
Она обнимала Творца за шею и гладила по голове. Она нехотела, чтобы ему было больно. Хотя она и не знала, что такое боль, онапонимала, что это очень плохо.
Ей казалось, что она чем-то виновата. Творец же никогда неговорил, почему он здесь, а не в том чудном мире, где цветет жасмин и поютптицы.
Все нормально. Всегда все нормально. Ни хорошо, ни плохо никак. Но она была счастлива, хоть и не знала, что такое счастье.
Солнце скрылось за горизонтом. Творец, наконец, взял в руки материал и инструменты. Работа неожиданно увлекла его. Он любил создавать кукол. Это, пожалуй, и было его призвание.
Правда, маг из него был некудышный. Давать жизнь своим детищам Творец не любил (после того, как однажды целый день пробегал от злобного игрушечного клоуна с ножом). Но заказ есть заказ. И плата высока.
Творец еще никогда никому не продавал своих кукол: это ведь так, милое хобби.
Зарабатывал на жизнь он другим: кокаин, героин, опиум Все, что душа пожелает. Людям никогда не надоест заниматься саморазрушением, а в наше время каждый выживает как может. Так сказать, специально для Вас и Ваших детей!
И надо сказать, он неплохо жил. И любил жизнь, особенно в сладком дурмане.
Он любил своих кукол.
Наконец работа была закончена. Творец решил вздремнуть: для магии нужны были силы. Много сил. Особенно, если он хотел сделать это создание не злобным чудовищем, а почти м человеком. Убрать пару лишних чувств и вот он идеал. Нет любви, ненависти, ощущения боли.
«Остальное можно оставить, - думал Творец, проваливаясь в сон. Нужно убрать только самые сильные чувства, да»
Утром он проснулся от пристального взгляда светлых глаз. Творец не припоминал, чтобы вчера хотябы случайно произносил заклинание. А как же травы, порошки, зелье, как же. О боги
Она была жива. Кукла.
«Клянусь, если бы я сам вчера не работал над тобой, я бы подумал, что ты богиня» - зачарованно пробормотал Творец «Я еще никогда не видел столь прекрасного создания»
Кукла робко улыбнулась, подошла к нему и села на пол у его ног. Творец растерянно провел рукой по волосам кожу приятно похолодил шелк.
Тут Творец вспомнил о своем уговоре и разочарованно вздохнул: ему не хотелось отдавать такое чудо.
«В конце концов, я могу сделать для него еще одну» - успокоил себя Творец и снова принялся за работу.

На этот раз ничего не получилось. Не получилось и в следующий. И опять
Он говорил магические слова, но все было тщетно.
Куклы не оживали.
Творец разбивал их вдребезги и снова пытался слепить что-то путное. Не получалось. Никак. Творец ощущал себя беспомощным, как никогда.
Кукла, ЕГО кукла, сидела все это время в кресле, поджав ноги, и не отрывала взгляд от своего создателя. Тот, в конец обессилев, отбросил инструменты:
«Прости. Мне нужно отдать тебя. Я обещал.»
Кукла подошла к Творцу:
«Как скажешь.»
Нет . Он не мог. Он не мог отдать то, в чем, почему-то оказалась частичка его души, кому-то. Неизвестному.
«Мда Мне предстоит непростой разговор,» - подумал Творец.

А Ангел осени улыбался.
***
Ангел не любил кукол. Конечно, сложно любить то, чего боишься. Гленофобия. В их стеклянных глазах было нечто такое, от чего по коже шли мурашки.
Он знал: Творец справился. Знал, что тот не хочет отдавать ему плод своего труда.
Пока что все шло по плану
***
В городе Ангел задержался. Люди недоумевали, отчего осень так затянулась: уже почти январь, а на земле не одной снежинки, лишь опавшие листья. И дожди, дожди
Осень всегда была с Ангелом.
Кукла не любила осень. Та часто без причины кидалась в волосы опавшими листьями. Ангел смеялся, а ей почему-то было обидно. Ветер продувал насквозь тонкое платье, было холодно. Ангел укутывал ее своим плащом, и она засыпала у него на руках.
Ангел был к ней добр. Он заботился о ней.
Кукле нравились его глаза: глубокие, серые, в которых отражалась то печаль, то прыгали озорные чертики. Веселье, грусть, гнев, радость
Вот и сейчас: Кукла взглянула на Ангела. Тот поморщился:
«Не смотри на меня», - погрозил ей пальцем.
Она знала, что тот не любит, когда ему смотрят в глаза. Но никогда не говорил, почему.
А ей было интересно.
Ангел иногда пытался сделать ей больно. Но она улыбалась. И никогда не плакала. А Ангелу, бывало, так хотелось ее слез.
«Оторвать бы руки твоему создателю, - шутил он. Лишить тебя таких замечательных чувств. Впрочем, все чувства заслуживают внимания. А он этого не понимает глупец. Эх Ну что с тебя взять? Глазки-то у тебя красивые, конечно. Но стекло. Не смотри мне в глаза.»
И Кукла опускала взгляд. Она немножко скучала по Творцу, не видя его очень давно. Но была счастлива. Хоть и не знала, что такое счастье.
***
- То есть, куклу ты для меня не сотворил? Ангел неспеша прошелся по комнате, сел в кресло и подкурил сигарету. Солнце больно било в глаза и он хотел задвинуть шторы, но, поймав взволнованный взгляд своего гостя, не сделал этого.
- Я не смог, - пожал плечами Творец. Я не так талантлив, как Вы считаете.
- И что, у тебя совсем ничего не получилось? Ангел наигранно поднял брови и изобразил удивление.
- Ничего, - Творец опустил глаза.
- Лжешь! Ангел рассмеялся. Все у тебя получилось. Но тебе вдруг стало так жаль Игрушку! Ха. Ты хочешь быть с ней, правда? Но я не прощаю долгов. Хотя я могу тебе отомстить и мы будем квиты. Как тебе?
Творец кивнул.
- Так-так-так Чего же ты больше всего боишься Темноты, да, конечно Вечного холода У меня есть, что тебе предложить. И я даже сделаю тебе подарок, ты ведь справился Только на свой выбор, если не возражаешь. Вечную жизнь и вечную молодость (о, сколько людей продавали за это души!). И да Куклу оставь себе. Вам буде хорошо вдвоем, но в том мире, где не существует солнце Ты согласен?
Творец понял, как он ошибся. Но отступать было уже поздно:
- Да.
Ангел хлопнул в ладоши. Первый раунд он выиграл и был собой очень доволен.
***
Тихо-тихо Шорохи. Страшно. Тьма. Он все понял. Он попался в силки, как глупая птичка.
- Где мы? - шепнула Кукла.
- Это мой тихий ад, - пробормотал Творец. И здесь мы будем коротать вечность.
- Ты сошел с ума??? Ты хоть сам понимаешь, кого запер в Темном мире?
Ангел поморщился. Он не любил разговоры с Дьяволом: тот всегда был им недоволен.
- Он лишь жалкий человек, - усмехнулся Ангел. Тебе же всегда было плевать на то, чем я здесь занимаюсь.
- Нет, - Дьявол вздохнул. Не все так просто. Он Творец. Он обладает странным даром, но еще сам не знает об этом. Он мог испепелить тебя одним взглядом, стереть в порошок, если бы очень захотел. Он может убить любого бога. Даже меня и Создателя. Ты поступил очень «умно», заперев его во Тьме, чтобы он скопил там всю свою злобу и гнев и обрушил на нас свою ненависть. Сколько времени ты держишь его там?
- Пару веков, - пожал плечами Ангел.
- Просто человек уф хорошо. Раз все тихо, значит он давно там погиб жизнь лишь мгновение.
- м не совсем есть одна проблемка
Дьявол выжидающе посмотрел на Ангела.
- Ну э. я как бы дал ему бессмертие. Ангел виновато опустил глаза.
- ЧТО?????
***
Ангел был зол, как никогда. Еще бы: получить взбучку да еще и выпустить на белый свет своего неприятеля. И ждать его же милости. И надеяться на то, что он соизволит оставить его в живых. Впрочем, Ангел надеялся, что Творец еще не успел осознать самого себя. Ведь он лишь человек. «Да и, по идее, он ведь должен заботится о своем детище. Как хорошо, что я оставил ему его игрушку: на самокопание останется не так много сил,» - утешил себя наш герой, подходя к двери в ничем не примечательный подвал.
***
Творец увидел Свет. Сначала он не поверил: бред больного разума. Но он резал глаза, не исчезал. Солнце! Творец кинулся к нему, бежал быстро, как мог Вырвался! Наконец! Свобода! Зеленая трава, аромат цветов, легкий ветер в ЕГО мире было лето. Творец был свободен. Все остальное меркло.
***
А она осталась одна. Ей впервые стало страшно. Ужас сковывал ее. Она одна. Свеча медленно гасла. Кукла опустилась на пол, обхватив коленки руками. Впервые она плакала.
За спиной послышались шаги. Кто-то подошел к ней и, вздохнув, сел рядом и обнял ее за плечи. От него пахло конфетами и дождливым утром. Кукла доверчиво прижалась к нему.
«Пойдешь со мной?» - шепнул он. Кукла кивнула. Она не умела быть одной.
Ангел встал на ноги и зашагал к выходу, поманив ее за собой. Кукла, как преданная собачка, побежала следом.

@темы: Фанфики, Ориджинал, Другие авторы